Amorphis

Amorphis дискография все альбомы

Финская группа, играющая оригинальнй прогрессив-метал с элементами дэта и фолка. На первом альбоме мы слышим чистый дэт-метал, но уже на второй пластинке наметился уклон в сторону прогрессива.

Альбомы:

Их название происходит от слова «аморфный», т.е. не имеющий конкретной, раз и навсегда установленной формы, и это действительно так. С самого момента своего появления на свет финны Amorphis живут и действуют в соответствии с выбранным именем. Прошло уже много лет, а они продолжают удивлять метал-аудиторию постоянными изменениями и метаморфозами. «Они» — это (на данный момент) гитарист/вокалист Томи Койвусаари, лидер-гитарист Эза Холопайнен, басист Никлас Этелявуори, вокалист Томи Йоутсен, барабанщик Ян Рехбергер и клавишник Сантери Каллио. В отличие от большинства нынешних death-метал-актов, черпающих вдохновение в творчестве групп Новой Волны Британского Хэви-Метал (начало 80-х) и таких праотцов жанра, как Venom, Bathory и Hellhammer, Amorphis обнаруживают пристрастие к «корням» — музону хард- и арт-команд 70-х: Deep Purple, Pink Floyd, Yes, King Crimson... А посему последние работы парней звучат словно «джэм» Metallica с Kansas.

Финляндия. «Страна Тысячи Озер», северные ветра, черные зимние ночи, мистика и меланхолия... Край Земли, где с одной стороны — благополучная Швеция, а с другой — необозримая громада России. Несмотря на влияние более авторитетной Швеции, финны сохранили собственную культуру, а их разговорный язык не имеет аналога во всей Европе (разве что венгерский). Страна одновременно настроена на общеевропейскую политику и изолирована. Может, поэтому многие явления современной музыкальной (как, впрочем, и других) культуры пришли сюда не так быстро и получили возможность развиваться «по-другому». Death-метал, ураганом ворвавшийся в рок-жизнь Европы и Америки в конце 80-х, не мог не затронуть и эту древнюю, как борода викинга, землю. Группы стали расти как грибы, особенно в Хельсинки, откуда родом и Amorphis. 1990 год. Молодому (он и сейчас не очень-то старый) гитаристу Эзе Холопайнену и ударнику Яну Рехбергеру (балующемуся игрой на синтезаторе) приходит в голову «оригинальная» идея создать банду. С этой целью они и находят поющего гитариста Томи Койвусаари (экс-Abhorrence) и бас-гитариста Олли-Пека Лэйна. Уже через несколько месяцев у ребят готово первое демо «Disment Of Soul» — сырая death-музыка, которая, тем не менее, нашла отклик не только в широких кругах финского андеграунда, но и привлекла к ним внимание компании Relapse Records, имевшей к тому времени среди своих клиентов приличный каталог американских грайндовых и deathовых команд. «Когда мы создали группу, нам было по 16 лет, — говорит Ян Рехбергер. — В те времена очень многие тащились от death, и мы не были исключением, потому что еще не устали от такой музыки». По контракту Amorphis написали 6 тем для совместного альбома с собратьями по лэйблу Incantation, который по весьма туманным причинам так и не вышел. Однако уже в мае 92-го пацаны совершили путешествие в Стокгольм (Швеция), где с помощью знаменитого продюсера Томаса Скогсберга откатали 11 вещей для своего первого альбома «The Karelian Isthmus».

Amorphis во всей красе
Amorphis во всей красе

Вряд ли в то время в Финляндии могла найтись другая рок-группа, которая смогла бы всерьез поспорить с дебютным детищем Amorphis. Мощный атмосферный death, где за ревущим вокалом и тяжеленными риффами явственно прослушивался мелодизм. От диска абсолютно не веяло вполне объяснимой для неопытного музыканта сыростью (а тем, более плесенью). Резкие барабанные «бласты», гитарная работа с уходом в дум, полный тревоги голос, неземной шелест синтезатора. Драматическая аура, исходящая от «The Karelian Isthmus», поражала, тем более, что темы песен касались больного для каждого финна вопроса принадлежности Карельского полуострова и всех кровавых перипетий вокруг него. Такого нетрадиционного подхода к стандартам death-метал вряд ли ожидали от какой-то североевропейской команды.

Amorphis начинают «выходить в общество», а в 1993 г. Relapse в серии «Relapse Underground» выпускает давно позабытые ранние вещи ЕР «Privilege Of Evil», пошедший, правда, не совсем «в кассу», поскольку новое звучание группы ушло далеко вперед. Думаю все же, что ребята не сильно расстроились этим фактом, поскольку в сентябре 1993-го, укрепив состав клавишником Каспером Мартенсоном, вновь дернули в Стокгольм для записи второго полновесного диска. Повествовательной темой на этот раз стала близкая сердцам всех финнов «Калевала». И вновь музыка Amorphis изменилась неузнаваемо. Чисто deathовый вокал перемежается с традиционным «чистым» пением, а инструментально это — гольная психоделия (простите за вольности с терминологией). Музыка «The Tales From The Thousand Lakes» подобна галлюциногенному путешествию в темные века, забытые чистеньким христианским богом, она насквозь пронизана северными ветрами и кровью предков. «Сначала мы хотели назвать диск „Swan Songs“, но потом отказались, поскольку у My Dying Bride уже был пласт „Turn Loose The Swans“. Темы „Калевалы“ неслучайны. Нам хотелось записать концептуальный альбом, поэтому каждая вещь — маленькая поэма и все они объединены вторым названием Финляндии — „Страна Тысячи Озер“». Удивительно, но то ли по стечению обстоятельств, то ли по законам таланта, но стихи легли на музыку второго альбома как меч в хорошо подогнанные ножны. Поскольку вирши «Калевалы» в оригинале вряд ли было бы возможным совместить с англонастроенной хэви-музыкой, то, естественно, Томи и Эза взяли за основу английский перевод Кейта Босли (английский поэт).

Amorphis во всей красе

Новые музыкальные одежды, в которые облачились Amorphis, естественно, пришлись по вкусу далеко не всем фэнам команды, но зато потрясли весь металлический андеграунд как Явление в тяжелой музыке 90-х. Для отпадной темы «Day» было снято видео, а группа пустилась в раскрутку альбома, проходившую на аренах Европы в обойме с Paradise Lost, Gorefest, Sentenced и Tiamat. К концу 1994-го для Amorphis открыла двери Америка, они провели короткий тур по Штатам, сопровождая Entombed. К этому времени относится замена в составе клавишников: в банду пришел Ким Рантала. Но самое главное, как оказалось, было еще в туманном, но недалеком будущем.

1995 год прошел в подготовке материала для третьего диска, что выразилось не только в написании песен, но и очередной смене состава: появился новый барабанщик Пекка Касари (экс-Stone) и второй вокалист Паси Коскинен, разделивший тяжкое бремя с Томи Койвусаари. Amorphis в своих «исканиях правды» продвинулись еще дальше в неизведанное, результатом чего и явился диск «Elegy». Прощай, death-метал! Что сделало с тобой время? «Elegy» имеет дело с чем угодно, даже с индийской рагой, но только не с той музыкой, которую исполняли наши финские други в года былые. Лирика, как и прежде, опирается на национальные традиции, на этот раз ребят вдохновляло другое произведение финского эпоса «The Kanteletar», состоящее из почти 700 стихов и баллад, отражающих нордическую философию и североевропейские верования (впервые опубликована в 1840 г.). Музыкально этот шедевр правомернее отнести к прогрессивному року и, прежде всего, благодаря множеству мелодических и инструментальных ходов, запутанных в пространстве словно тропинки в непроходимой лесной чаще. Честно говоря, иногда просто невозможно вычленить из общей канвы отдельные куски, а тем более определить к какому музыкальному пласту их отнести. Может, не стоит ломать голову и просто назвать это новой музыкой Amorphis? Так и порешим.

Группа на концерте
Группа на концерте

Что касается тенденций развития death-метал, ребята из Amorphis настроены на удивление оптимистично. Да и все мы видим, что наиболее умные и самобытные коллективы этого жанра неумолимо движутся в сторону мелодизма и расширения спектра музыкальных средств, т.е. к полифонии. «Нас не прикалывают death-команды, играющие один рифф на протяжении нескольких лет. В такой музыке нет эмоций, это экстремал ради экстремала. Но форма не должна давить на содержание. Музыка должна быть не только приятной для слуха, это инструмент, при помощи которого мы пытаемся заставить слушателя выкинуть из головы все остальное». Да, корни Amorphis, несомненно, в веселой музычке death, но сейчас их можно назвать кем угодно, от ретро-футуристов до прогресс-металлеров. Похоже, что ортодоксальный металл наскучил этой компании довольно быстро, поскольку в нем не виделось дороги в будущее и возможности развивать свои творческие способности. Сейчас основные создатели песен в команде — Ким и Олли-Пека. Сырой материал, предоставленный ими, муштруется на репетициях, причем иногда на завершение песни уходит порядка месяца. Наградой же за этот поистине сизифов труд становятся такие классные вещи, как «Мy Kantele» и «Вetter Unborn». Кстати, запись «Elegy» проходила все в той же, только реконструированной Sunlight Studio, а инженерил вновь старый добрый Томас Скогсберг. Продюсерскую роль ребята взяли на себя, а микширование проводилось в Англии под руководством Пита Коулмена. Все это вместе и привело к маленькой сенсации наших дней — появлению альбома, который, безусловно, следует считать сильнейшим в арсенале финнов. Кроме того, Amorphis не оставили нам сомнений, что будут продолжать развиваться и меняться в соответствии со своим славным имечком.

«Tuonela» (1999) — наиболее серьезное и уникальное творение Amorphis по сей день («С этим альбомом мы достигли цели», — говорит Эза), официально признанный одним из лучших творений в области heavy metal не только года, но и десятилетия. В нем было выращено то, что посеяли еще «Karelian Isthmus» и «Tales», то, что в виде ростков поднялось к солнцу на «Elegy». То был настоящий лабиринт звука, спектрально необозримая, полифоничная музыка, по сути своей принадлежащая Вселенной, но никак не маленькой стране на Севере Европы. «Если слушаешь народную музыку, то сразу понимаешь, откуда она — из Африки, Америки или Скандинавии. Мы никогда не старались намеренно придать нашей музыке финскую окраску. Наши корни идут отовсюду...»

Современный состав команды
Современный состав команды

С этим трудно не согласиться и, словно в подтверждение собственным словам, в 2001-ом Amorphis выпускают диск с символичным именем «Аm Universum». Хотя он не стал настолько сенсационным, как два его старших брата, альбом вновь нес на себе следы постоянных метаморфоз, без которых, похоже, эти парни уже не мыслили своё существование (более лаконичное звучание, которое многие считают признаком упадка). Однако все мы с возрастом становимся мудрее, а значит — спокойнее. Мы не разбрасываемся на мелочи и начинаем ценить Главное, то, чего добились упорным трудом, талантом рук, сердца и мыслей, то, за что стоит держаться. Видимо, именно по этой причине визуально более простой «Am Universum» все же шел в фарватере своего предшественника. Это устраивало всех.

Ныне Amorphis занимают прочное положение лидеров неординарной тяжелой музыке, и, поверьте, имеют культовый статус супергруппы не только в Европе и России, их знают в Америке и Британии... Плотно опираясь сразу на все пласты фолка и рока, группа радует своих поклонников пусть и не слишком частыми, но однозначно достойными внимания релизами, постоянными гастролями и той аурой, что окружает любую, пусть даже самую старую композицию команды. «Мы не стыдимся своего прошлого. Даже в те годы, когда мы играли death, подход к музыке был честным. Только вот теперь никто из нас больше не слушает death». Что ж, это — участь и многих поклонников группы.

По материалам журналов «Пост Рок», № 3, 1997 и «Hatross», № 3, 2003




Поделиться ссылкой:
  • загрузка...