Opeth - My Arms, Your Hearse - 1998

Оцените альбом (оценок еще нет):

Похожие на «My Arms, Your Hearse» альбомы

Ключевые слова: My Arms Your Hearse, Opeth, Progressive Death.

Обложка альбома «My Arms, Your Hearse»

Страна: Швеция
Жанр: Progressive/Death/Doom Metal
Язык песен: Английский
Тип: Альбом
Время: н.д.

Треклист:
1. Prologue (0:59)
2. April Ethereal (8:41)
3. When (9:14)
4. Madrigal (1:26)
5. The Amen Corner (8:43)
6. Demon of the Fall (6:13)
7. Credence (5:26)
8. Karma (7:52)
9. Epilogue (3:59)
Состав группы:
Микаэль Окерфельдт - вокал, гитара, бас-гитара
Петер Линдгрен - гитара
Мартин Лопес - ударные
Фредрик Нордстрём - орган




Рецензия на Darkside

Я много раз встречал мнение, что этот альбом является одним из лучших у группы – мол, здесь они нашли наконец свое звучание и выпустили творение, которое превзошло первые два опуса. Хоть убейте, но все работы группы до и после мне кажутся лучше. Все-таки, по-моему, третий полноформатник Opeth страдает болезнью альбомов переходного периода. В то время как «Morningrise» и «Still Life», между которыми он располагается, я считаю отличнейшими работами с минимумом недостатков, этому релизу чего-то не хватает. Даже с формальной точки зрения он отличается от других альбомов Opeth – название довольно длинное, средняя продолжительность композиций меньше обычного (всего одна вещь перешла барьер в 9 минут), а общее время звучания превышает час только с учетом двух бонусов. Впрочем, я хоть и люблю длинные песни и длинные альбомы, не могу считать их отсутствие недостатком. Дело тут в другом – фирменных акустических вставок стало меньше и здесь они кажутся не столь органичными, как на других альбомах, а гроулинг далеко не всегда уместен, в отличие от «Still Life», где его использование по контрасту с чистым вокалом вполне правомерно. В то же время эта работа получилась более жесткой – такой тяжелой музыки мы от Opeth не услышим вплоть до «Deliverance». «Переходность» альбома нужно отнести за счет изменений в составе группы, поскольку ушедших басиста Йоханна Де Фарфалла, который перестал вписываться в коллектив, и ударника Андерса Нордина, который решил переехать в Бразилию, заменили два друга Мартина – Мендес и Лопес соответственно. Правда, не было времени натаскивать нового басиста, и поэтому Микаэль везде сыграл на бас-гитаре сам. Может быть, именно поэтому баса иногда практически не слышно.

Этот альбом стал первым действительно концептуальным творением Opeth, из-за чего композиции плавно сменяют одна другую, хотя и предыдущие работы имеют концепцию – просто она более размыта. Рассматривая первые четыре альбома группы в совокупности, я могу сказать, что Микаэль Акерфельдт, сам, возможно, того не ведая, рассказал на них одну продолжительную историю – правда, не в том порядке, в каком происходили события. Чтобы лучше понять все то, о чем повествуется, и выстроить в голове более или менее стройную картину, нужно начать с «Morningrise», потом перейти к «Still Life», вернуться к «Orchid» и в последнюю очередь прослушать «My Arms, Your Hearse». Есть некоторые нестыковки, однако их можно объяснить. Таким образом, именно альбом 1998 г. завершает эту своеобразную тетралогию. Кстати, название «Мои объятья, твой катафалк», по утверждению Микаэля, «украдено» из песни мало кому известной группы Comus.

1) «Prologue». Мы слышим шум дождя, который упоминался в последней строке альбома «Orchid». Он внезапно прерывается резкими звуками фортепьяно, отдающимися эхом. Чего я не понимаю, так почему этот пролог сделали всего лишь на минуту. Не успевает он все-таки создать определенное настроение. Хотя никаких слов в этой композиции нет, в буклете они существуют, и мы узнаем из них о смерти лирического героя. Его провожают в последний путь различные люди, среди которых и красавица, которую он любил, а происходит это все весной, в апреле. Последние слова совпадают с названием последующей композиции, и этот принцип сохраняется на протяжении всего альбома.

2) «April Ethereal». Нарастает протяжный голос Микаэля («а-а-а»), после чего резко вступает жесткая ритм-секция с мощным риффингом и драммингом. Вскоре появляется гроулинг. Герой, не осознавший, что он уже умер, идет к своей возлюбленной и видит, что она опечалена – естественно, его смертью, о которой он забыл, как доктор Малкольм, сыгранный Брюсом Уиллисом в фильме «Шестое чувство». Он смотрит, как она стоит перед иконой, хочет обнять ее, чтобы дать понять, насколько сильна его любовь к ней («неумирающая любовь»), и в конце концов решает заговорить с ней. В этот момент в металл закрадывается акустическая гитара, однако перехода не происходит – сменяется риффинг, а Микаэль продолжает гроулить: «Она повернулась ко мне в страхе». Конечно, бедная девушка увидела призрака или, возможно, просто ощутила его присутствие, однако герой, конечно, решил, что его разлюбили. Вот тут уже яростный рев вполне подходит для иллюстрации чувств. В середине, без всяких на то причин (наверное, просто потому, что так надо), металл затихает и звучат несколько аккордов акустической гитары, но опять нет перехода – после небольшого проигрыша ударных металл продолжается (пусть и менее жесткий), но Микаэль уже поет чистым голосом (всего две строки). Герой решает стерпеть то, что только что произошло, и уйти. Вновь возвращается гроулинг: «Это просто судьба, о которой я думал, порог, который я переступал раньше». Затем следует отличное гитарное соло, показывающее печаль, охватившую героя. В определенный момент мелодию, которую играла жесткая ритм-секция, начинают играть акустические гитары в сопровождении размеренного стука ударных, однако рев Микаэля знаменует постепенное возвращение металла – с тревожно звучащей электрогитарой. Более жесткий саунд идет вновь под гроулинг – в дождливую ночь герой уходит в лес, где ему видится сон, в котором его возлюбленная, смеясь и плача одновременно, просит его забрать ее с собой; и он готов это сделать, но не знает, как или почему и, уж тем более, когда. После этих слов металлическая музыка звучит еще целую минуту, постепенно затихая.

3) «When». Начало композиции знаменуют звуки акустической гитары. В течение полминуты нет ничего, кроме них, и когда слушатель думает, что это будет песня с плавным переходом к более жесткой части, внезапно в динамики врывается рев Микаэля под соответствующую тяжелую музыку. Получилось настолько эффектно, что на этом месте слушатели обычно вздрагивают. Герой наблюдает восход красного солнца в густом тумане, и от этого зрелища ему явно не становится лучше. Короткий проигрыш акустической гитары где-то по пути быстро сменяется металлом и гроулингом. Герой понимает, что его путешествие может стать бесконечным и решает «найти путь назад домой». Последняя фраза поется чистым голосом, словно герой вновь почувствовал нежность к той, кого он оставил. Следующее затем соло прекрасно дополняет сказанное. Под постепенно затихающий вой электрогитары снова появляется ее акустическая «сестра», да не одна. Проходит не так уж много времени, и вот возвращается и жесткий металл, и гроулинг, в то время как нам рассказывают о том, как герой возвращается туда, откуда ушел. При этом он чувствует дуновение каких-то «сверхъестественных ветров» и видит в саду умирающие цветы. Снова на короткое время появляется акустическая гитара, а вскоре из рева Микаэля мы узнаем, что герой подошел к окну своей возлюбленной. Он видит, что она в смятении, ее губы как-то странно искривлены, и тут он слышит, как она произносит его имя. Далее следует прекрасное гитарное соло и очередной переход к акустическим гитарам; сначала их сопровождают периодические завывания электрогитары, а потом ударные и бас. Чистый вокал Микаэля отдается эхом, в то время как его герой слышит шепчущие голоса людей в гостиной, которые утверждают, что он мертв. Музыка на секунду затихает, а затем под металл Микаэль восклицает по-прежнему чистым голосом: «И я закричал, я знал, что она солгала. Ее одержимость умерла». Герой не хочет поверить в свою собственную смерть – он верит в то, что он умер для нее. Это один из лучших моментов альбома. Заканчивается композиция под затихающий гитарный вой после слов: «Когда будет новое начало, конец этого печального мадригала?»

4) «Madrigal». Небольшая инструментальная интерлюдия, в которой нет ничего, кроме звуков различных гитар (акустические печально играют, а электрическая тревожно воет) и ничего общего с мадригалом. Атмосфера, впрочем, создается неплохая. В буклете можно прочитать о том, что наш герой вновь видится со своей возлюбленной, но так, чтобы она его не замечала. Он хотел бы ее приласкать, но в этом нет смысла, ведь он для нее теперь никто и ничто, а она тем временем стала все чаще приходить в церковь.

5) «The Amen Corner». Интерлюдия внезапно прерывается жестким металлом. Ударные словно забивают гвозди, несколько секунд звучит акустическая гитара, а потом инструменты ведут ритм. После нескольких переходов Микаэль начинает реветь о том, что уже наступило лето, а его любовь продолжает ходить в Божий храм. Странное название композиции означает места в церкви для прихожан, помогающих проповеднику тем, что время от времени произносят различные реплики – в частности, слово «Аминь». Текст нельзя назвать антирелигиозным – просто Микаэль показывает, что иногда религия так и не становится утешением. Герой наблюдает за той, кто считает его мертвым, и видит, что ее «глаза пусты, как сухой колодец». Очередное появление акустических гитар иллюстрирует, видимо, смятение героя, который чувствует то гнев по отношению к своей любимой, то нежные чувства, которые так просто не уходят. Однако вновь возвращается гнев – сначала ревущим, а потом чистым голосом, под размеренный жесткий металл, Микаэль говорит о том, что их отношения, которые могли бы дать им рай на земле, постепенно обратились в прах. В определенный момент риффинг становится более дэт-металлическим, а гроулинг показывает совершенно неподдельную ярость, обращенную на нее, на себя, на мир вокруг. Наступает долгая ночь, в которой наш герой один, и даже луна отворачивается от него. «Последняя искра, которая вдохнула в меня жизнь, ДЕМОН ОСЕНИ», – ревет герой, после чего в последний раз появляется акустическая гитара, звук которой затихает под стук ударных и приджазованный бас.

6) «Demon of the Fall». Композиция начинается внезапно под рев героя и металлические аккорды, которые так искажены, словно их пожевал советский магнитофон «Скиф» (было у меня такое чудо техники). Этот момент длится недолго, и вот уже в наши динамики врывается нормально звучащий металл. Голос Микаэля все-таки звучит несколько искаженным и более яростным, чем обычно, что делает композицию еще тяжелее. Итак, наступила осень, и, по всей видимости, возлюбленная героя не смогла найти утешение в Боге, поскольку решила заколоть себя кинжалом. Более того, герою кажется, что ее «фальшивая любовь превратилась в настоящую ненависть». А может быть, и не кажется, ведь отреагировать на смерть любимого человека можно по-разному. В середине появляются тревожные акустические гитары, однако их быстро сменяет жесткий (и прямо-таки жестокий) металл с ревом Микаэля: «Демон! Демон осени!» Тем временем героиня оборачивается, видимо, почувствовав чье-то присутствие, и видит вновь того, кто вроде бы умер. Акустические гитары звучат еще тревожнее во второй раз, поскольку теперь четко слышится бас, но затем следует опять тяжелый металл. Чистым голосом Микаэль поет: «Убегай, убегай прочь»; она исполняет эту просьбу, и лишь ее аромат задерживается в воздухе. День подходит к концу, а герой понимает, что только что она потеряла доверие к нему. Заканчивается композиция еще одним акустическим проигрышем.

7) «Credence». Медленно нарастает звучание ударных, а после паузы появляются акустические гитары и бас. Петь Микаэль начинает лишь спустя полторы минуты после начала, и здесь он задействует только чистый вокал, поскольку музыка тяжелее не становится. Голос записан так, что иногда кажется, будто поет не один человек, а двое, только по очереди. Герой страдает от одиночества, а осознание того, что свою судьбу изменить нельзя, не делает его самочувствие лучше. С последними словами акустическая музыка меняется, и здесь уже играет электрогитара, весьма напоминая Дэвида Гилмора из Pink Floyd. Очень медленно все затихает.

8) «Karma». Резко и жестко вступает металлическая ритм-секция, а вскоре появляется и гроулинг. Герой решает уйти, потому что видит, что та, которую он когда-то любил, умирает, а он помочь ей никак не может. Через некоторое время мы слышим «а-а», которое Микаэль поет чистым голосом, но спустя несколько секунд возвращается рев. Наиболее интересная часть композиции начинается с появления акустических гитар и чистого голоса, произносящего: «Тебе нечего находить, тебе нечего терять». После этого звучит грустное гитарное соло, по-прежнему сопровождаемое акустикой. В определенный момент музыка вновь становится жесткой, хотя ее перебивает несколько раз акустическая гитара. Возвращается гроулинг – герой чувствует приближение зимы, которая заставляет людей прижиматься ближе друг к другу, однако ему, видимо, судьбой начертано быть одному. Затем появляется отличный риффинг, один из лучших на альбоме, к которому какое-то время спустя присоединяется жуткий и невероятно долгий рев Микаэля, который прекрасно отображает, что чувствует герой, наконец-то осознавший, что он мертв, а последним штрихом звучит аккорд на акустической гитаре, эхо от которого тут же затихает.

9) «Epilogue». Завершается альбом тем же, чем и начался, т.е. инструменталом, но «Эпилог» гораздо более продолжителен, чем «Пролог». Начинается композиция крещендо, а в музыкальное полотно, звучащее весьма в духе «Son of Aleric» Deep Purple или каких-либо вещей Pink Floyd, вплетаются, помимо обычных рок-инструментов, среди которых выделяется отличная гитара, также звуки органа, на котором играет продюсер Фредрик Нордстром. Вновь никаких слов не произносится, но мы можем прочитать, что написано в буклете. Герой смирился со своей судьбой, но вполне возможно, что закончилось все если и не хэппи-эндом, то и не полностью безнадежно – смертью девушки и их воссоединением в загробной жизни. «Было сказано слово “Прощай!”, а вечерняя заря была прекрасным утром, встающим и говорящим всем о красоте своего ПРОЛОГА». Последнее слово – «Пролог», т.е. название первой композиции, – придает альбому и цикличность, и в то же время бóльшую целостность и завершенность.

В переиздание альбома были включены две кавер-композиции – воинственная «Circle of the Tyrants» (Celtic Frost) и более романтическая «Remember Tomorrow» (Iron Maiden). Первая не представляет собой ничего особенного, а вот вторая звучит поинтереснее, да и переходы от спокойной к более тяжелой музыке напоминают Opeth, какими мы их знаем. Кстати, именно эта вещь была первой записанной с Мартином Лопесом.

Теперь настало время рассказать о нестыковке, которая вроде бы не позволяет включать в тетралогию либо этот альбом, либо «Still Life». Дело в том, что на альбоме 1999 г. возлюбленная лирического героя погибает, а здесь она жива. Однако мне вновь хочется вспомнить фильм «Шестое чувство» – точнее говоря, фразу из него: «Они [призраки] не знают, что они умерли, и видят то, что хотят видеть». Что если нашему умершему герою только кажется, что его возлюбленная по-прежнему жива? Все эти размышления, возможно, даже не возникали в голове Акерфельдта, но стоит помнить о том, что и сам автор не всегда знает все о своих собственных произведениях.

Что же, альбом является одним из самым слабых в дискографии Opeth, но в то же время он гораздо сильнее многих альбомов, выпускаемых целой кучей различных современных групп, считающих себя оригинальными, и со временем начинаешь понимать, насколько он все-таки хорош, хотя могло быть и лучше.

Оценка: 8/10   ·   Darkside
Альбом «My Arms, Your Hearse» был добавлен 2009-05-29 в 18:29 пользователем Johnny_Cool в рубрику Progressive Metal. Число просмотров: 1873.
Johnny_Cool Johnny Cool
Предлагаю поделиться своим мнением об альбоме.